Фальсификация доказательств в гражданском процессе судебная практика

Фальсификация доказательств в гражданском процессе судебная практика

Гражданское законодательство предусматривает систему гарантий, обеспечивающих достижение целей гражданского судопроизводства. Однако на практике реализации поставленных перед правосудием задач препятствует распространенная сегодня проблема – фальсификация судебных доказательств. Подобным намерениям, конечно, можно воспрепятствовать, но порядок заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления.

Что такое фальсификация?

Под фальсификацией доказательств понимается сознательное искажение, изменение фактов, являющихся предметом доказывания по делу, и их передача суду для рассмотрения и оценки. О фальсификации можно говорить в случае, если участник судебного процесса совершил хотя бы одно из следующих действий:

предъявил суду в качестве доказательства искусственно созданные предметы или документацию, не содержащие достоверную информацию по делу;

предъявил суду в качестве доказательства предметы и документы, в которые были внесены изменения, искажающие характер и суть доказательства;

сообщил суду несоответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для справедливого разрешения дела, если лицу заведомо известно, что эти обстоятельства не соответствуют действительности.

Фальсификация доказательств фигурирует в нормах как уголовного, так и процессуального права РФ. Стоит отметить, что соответствующее правовое регулирование в арбитражном и гражданском процессах не тождественно.

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее –АПК РФ), если участник дела обратился в арбитражный суд с письменным заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим участником дела, то суд:

–разъясняет уголовно-правовые последствия этого заявления;

–исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу (с согласия лица, представившего доказательство);

–проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, возражает против его исключения из перечня доказательств.

В последнем случае суд назначает экспертизу, истребует иные доказательства или принимает другие меры.

Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее –ГПК РФ) фальсификация рассматривается не так подробно, и само это понятие в нем заменено на «подлог». Ст. 186 ГПК РФ предусматривает, что «в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».

Таким образом, АПК РФ устанавливает обязанность суда провести проверку при поступлении заявления о фальсификации доказательства, а ГПК РФ предусматривает лишь право судьи на ее проведение.

В арбитражном процессе после заявления о фальсификации доказательства последнее исключается из числа доказательств по делу при согласии представившего его лица, а ГПК РФ такой порядок не предусматривает.

Вместе с тем ни ГПК РФ, ни АПК РФ не отвечают на вопрос: что же является предметом проверки при поступлении заявления о фальсификации: содержание доказательства или его форма? Ответил на него только КС РФ в Определении от 22.03.2012 № 560-О-О, указав буквально следующее.

«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Теория и практика

Процессуальный порядок гражданского судопроизводства подразумевает необходимость четкой регламентации оформления и подачи процессуальных документов на рассмотрение суда. При определении формы и порядка подачи заявления о фальсификации доказательства в рамках арбитражного и гражданского процессов выявляются правоприменительные сложности. Действующие процессуальные кодексы по-разному определяют содержание и форму заявления, а также круг субъектов, имеющих право на его подачу.

Из анализа ч. 1 ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ следует, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства подается в письменной форме, а гражданский процесс императивных предписаний о форме соответствующего заявления не предусматривает.

Стоит отметить, что письменная форма заявления имеет существенный недостаток: участник процесса не сможет оперативно отреагировать на представленное суду подложное доказательство, поскольку устная форма заявления не допускается, а его письменное оформление потребует не только временных затрат, но и наличия у стороны юридических знаний. Тем не менее, участник процесса вправе заявить о намерении оспорить фальсифицированное доказательство. Президиум ВАС РФ в п. 36 Информационного письма от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».

Из анализа действующего законодательства следует, что цивилистические процессуальные кодексы не устанавливают требований к содержанию заявления о фальсификации доказательства. Отсутствие четкого нормативного регулирования имеет негативные юридические последствия: суды самостоятельно устанавливают требования к содержанию заявления, и при их несоблюдении оно отклоняется как необоснованное.

В ст. 186 ГПК РФ не определен круг лиц, наделенных правом заявлять о подложности доказательства. Из анализа ст. 161 АПК РФ следует, что заявить о фальсификации доказательства может любой участник разбирательства. Однако четкого перечня лиц, имеющих право обратиться к суду с заявлением, названная статья не содержит, в связи с чем остается открытым, например, такой важный вопрос, как: обладает ли представитель участника разбирательства правом заявить о фальсификации доказательства в качестве самостоятельного субъекта?

Мнение последней инстанции

Порядок подачи заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен, в связи с чем указанный вопрос требует дополнительного разъяснения. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления нижестоящими судами.

Определение ВС РФ от 02.10.2017 № 307-ЭС17-1676(2) по делу № А56-71402/2015 было вынесено по кассационной жалобе ОАО «Сити Инвест Банк» (далее –банк) на Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.08.2016, а также постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2016 и Арбитражного суда Северо-Западного округа от 31.03.2017 по делу № А56-71402/2015 о несостоятельности (банкротстве).

Суть спора в заключалась следующем.

ООО обратилось в арбитражный суд с просьбой включить в реестр требований кредиторов должника задолженность в размере более 27 млн руб. Определением арбитражного суда требования ООО, единственным учредителем которого являлась гражданка –г-жа Иванова, выступающая должником по делу о банкротстве, были удовлетворены.

Суд установил, что, между банком, являющимся заимодавцем, и ООО, являющимся поручителем, был заключен договор поручительства, в соответствии с которым ООО приняло на себя обязанность солидарно с г-жой Ивановой отвечать за исполнение обязательств по ее кредитным договорам. Платежными поручениями ООО перечислило заемщице более 19 млн руб., которые та в тот же день перевела кредитору в счет погашения долга.

Впоследствии г-жа Иванова и ООО заключили соглашение, из условий которого следует, что первая обязуется вернуть последнему средства, ранее им перечисленные, и уплатить проценты. Однако долг и проценты г-жа Иванова не выплатила, поэтому арбитражный суд включил требования ООО в реестр.

Другой кредитор г-жи Ивановой –банк –с таким положением дел не согласился. Он посчитал соглашение между ООО и г-жой Ивановой мнимой сделкой, поскольку та являлась единственным участником и генеральным директором поручителя. Банк письменно заявил о фальсификации соглашения с указанием на тот факт, что стороны поставили в документе подписи после проставленной в нем даты заключения, чтобы не нарушить сроки исковой давности.

Доводы заявителя суд первой инстанции отклонил, ссылаясь на то, что банком не соблюден порядок подачи заявления о фальсификации доказательства, установленный ст. 161 АПК РФ. Суд указал, что банк не заявил ходатайство о назначении экспертизы по вопросу о давности изготовления документа и признал срок исковой давности непропущенным.

Апелляционный суд и суд первой кассационной инстанции поддержали выводы нижестоящего арбитражного суда.

Банк выразил несогласие с данными судебными решениями и обратился в ВС РФ. В обоснование своей позиции он указал на то, что арбитражный суд первой инстанции не рассмотрел заявление о фальсификации соглашения, и отметил, что эта ошибка не была исправлена и в ходе последующих судебных разбирательств. Суды, рассматривающие дело, не проверили обоснованность заявления о фальсификации доказательства и не приняли мер для проверки его обоснованности.

Читайте также:  Если оклеветали куда нужно обратиться

ВС РФ, в свою очередь, посчитал приведенные банком доводы заслуживающими внимания и дальнейшего рассмотрения, в связи с чем жалоба была передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Последняя согласилась с доводами банка, отменила решения нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 16.11.2017 № 307-ЭС17-1676 по делу № А56-71402/2015).

Как доказать фальсификацию?

При наличии у лица сведений, свидетельствующих о подложности доказательств, суду подается заявление, в котором указываются:

–наименования суда, истца и ответчика;

–наименование лица, представившего оспариваемое доказательство;

–описание оспариваемого доказательства;

–перечень обстоятельств, свидетельствующих о фальсификации доказательства.

К заявлению прикладываются документы, подтверждающие изложенные заявителем обстоятельства.

В соответствии с п. 1 ст. 161 АПК РФ, если лицо, представившее суду доказательство, возражает против его исключения из числа доказательств по делу, то суд принимает меры для проверки достоверности заявления о фальсификации, в том числе истребует другие доказательства, назначает экспертизу или принимает иные меры.

Суд вправе применять тот способ проверки доказательства, который, на его взгляд, будем наиболее эффективным. На практике судами чаще всего используются следующие способы проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства:

–истребование подлинников оспариваемых документов;

Вместе с тем экспертиза в ряде случаев становится единственным способом проверки спорного доказательства. Для оценки доводов заявителя, как правило, проводятся судебно-техническая и почерковедческая экспертизы. При этом суд вправе проверять подлинность подписей и печатей на документах простым сличением, не прибегая к помощи экспертов, и исследовать иные доказательства, представленные лицом, заявившим о фальсификации. Такая позиция отражена, например, в постатейном комментарии к АПК РФ под редакцией П. В. Крашенинникова.

«Суд может также истребовать другие доказательства, предложить лицу, которое обвиняют в фальсификации доказательства, представить дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство, и пр. Например, если ответчик полагает, что в договоре фальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Возможно предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства» 1 .

Ответственность за фальсификацию

Статья 303 Уголовного кодекса РФ (далее –УК РФ) содержит четыре части и предусматривает следующие наказания за фальсификацию в зависимости от того, где было использовано сфабрикованное доказательство.

  • Гражданские и административные дела.

Ответственность за фальсификацию доказательств по делу об административном правонарушении была введена Федеральным законом от 17.04.2017 № 71-ФЗ «О внесении изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации». В настоящее время ч. 1 ст. 303 УК РФ предусматривает за фальсификацию доказательств по гражданскому или административному делу, а также по делу об административном правонарушении наказание в виде штрафа, обязательных и исправительных работ либо ареста.

Предусматривается наказание в виде ограничения свободы, принудительных работ, лишения права занимать определенные должности, лишения свободы.

  • Уголовные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям.

Предусматривается наказание в виде лишения свободы с одновременным лишением права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности.

  • Результаты оперативно-розыскной деятельности.

Предусматривается наказание в виде штрафа, лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности, лишения свободы.

Препятствие правосудию

Фальсификация доказательств препятствует достижению основных целей правосудия. Для реализации задач судопроизводства необходимо разработать комплекс мер, обеспечивающих эффективную профилактику, выявление и пресечение фальсификации судебных доказательств.

Урегулирования требует ряд вопросов, связанных с заявлением о фальсификации доказательства. В частности, ст. 186 ГПК РФ, ст. 161 АПК РФ не содержат исчерпывающих требований к форме и содержанию заявления о фальсификации, четко не определяют круг субъектов, наделенных правом его подачи, недостаточно регулируют порядок рассмотрения заявления и проверки его обоснованности.

Исходя из смысла ст. 161 АПК РФ и выводов ВС РФ, вынесшего Определение от 02.10.2017 № 307-ЭС17-1676(2) по делу № А56-71402/2015, суды обязаны соблюдать определенный порядок принятия и проверки письменного заявления о фальсификации доказательства. Суд обязан разъяснить последствия такого заявления, исключить соответствующее доказательство из числа доказательств по делу при согласии стороны, представившей данное доказательство. Если же сторона возражает против его исключения, то суд обязан провести всестороннюю проверку заявления. Между тем анализ судебной практики, в том числе вышеупомянутого Определения ВС РФ, говорит о том, что суды указанными правилами пренебрегают и не учитывают, что законом не предусмотрена обязанность участника дела одновременно с подачей заявления о фальсификации доказательства ходатайствовать и о проведении соответствующей экспертизы.

Рассмотренные вопросы требуют проработки и упорядочивания с целью повышения эффективности проверки судами заявлений о фальсификации доказательства и сокращения числа случаев подлога доказательств.

1 Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Крашенинникова П. В. М. : «Статут», 2013.

О должной осмотрительности судебного представителя при представлении доказательств в гражданском деле.

Судебный представитель постоянно находится в зоне риске, поскольку работает с полученными от клиента документами, достоверность которых не всегда можно определить и проверить. Адвокат Дмитрий Загайнов, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, рассматривает, в каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств, и дает рекомендации, как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за это деяние. При этом автор не берет в расчет ситуацию, когда сам судебный представитель занимается изготовлением фальсифицированного доказательства либо выступает пособником, дающим советы или указания, как довести преступный умысел до конца.

Немного статистики

Если обратиться к открытым статистическим данным на сайте Судебного департамента при Верховном суде РФ, то выяснится, что за 2017 год в российские суды поступило 22 655 048 первичных обращений в виде заявлений, исковых заявлений и жалоб, из них в арбитражные суды субъектов РФ – 1 951 028 заявлений и исковых заявлений.

За этот же период в суды поступило 908 356 уголовных дел; за преступления небольшой тяжести мировыми судьями осуждены 286 292 человека, районными судами – 76 135 человек. По некоторым данным 2014 года, в России по ч. 1 ст. 303 УК РФ выносилось от 50 до 70 приговоров в год, начиная с 2006 года (журнал «Судья», №11 за 2014 год).

Данная тенденция не изменилась. Во время выступления в апреле 2018 года на научно-практическом семинаре, который был посвящен вопросам ответственности за фальсификацию доказательств по гражданскому делу и соорганизатором которого выступал Арбитражный суд Свердловской области, один из руководителей районного следственного отдела СК РФ подтвердил, что в следственный отдел ежемесячно поступает около 100 заявлений о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Из них уголовные дела возбуждаются только в трёх-четырёх случаях, а в суд передаются, как правило, только одно-два дела. Несмотря на то что риск быть привлеченным к ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ у судебного представителя невелик, полагаю уместным исследовать данный вопрос и не надеяться на статистические данные.

Изменения, которые были внесены в часть 1 статьи 303 УК РФ весной 2017 года и благодаря которым была существенно расширена объективная сторона деяния, свидетельствуют о том, что законодатель реально обеспокоен тем, что в угоду ложным ценностям на рассмотрение суда от лиц, участвующих в деле, нередко поступают сведения, искажающие истину.

Объективная сторона деяния по ч. 1 ст. 303 УК РФ представлена четырьмя самостоятельными составами, одним из которых названа фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем. Именно анализ данного состава и является темой настоящей публикации.

В каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств

Фальсификация (от лат. falsificare – подделывать) означает подделывание чего-то, искажение, подмену подлинного мнимым. Сфальсифицированы могут быть любые виды доказательств – договоры, акты сверок, долговые расписки, заключения эксперта, протоколы осмотра и иные документы, а также вещественные доказательства. Преступление, связанное с фальсификацией доказательств, характеризуется прямым умыслом, и совершить его может только специальный субъект – лицо, участвующее в деле, или его представитель.

Читайте также:  Проблемы в школах и детсадах днр

Одним из субъектов ответственности является судебный представитель, и в связи с этим возникают различные вопросы правовой квалификации. Подлежит ли ответственности судебный представитель:

  • если он не занимался подделкой документов, а только представил их в суде?
  • если во время судебного заседания стало известно о факте подделки, однако он продолжал настаивать на этом доказательстве, считая, что заявление противоположной стороны о фальсификации доказательств является лишь актом злоупотребления процессуальными правами?
  • если он сфальсифицировал доказательство, представил его в суд, но затем отказался от него в суде?
  • если он не участвовал в создании фальсифицированного доказательства, и, узнав о существовании оного, согласился в судебном заседании исключить его из числа доказательств?

Думаю, что найти ответ на эти вопросы поможет анализ процессуальных кодексов, где по гражданским и административным делам установлен критерий для сведений, которые поступают в суд от участников процесса и которые в последующем могут быть признаны доказательствами.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
сравнительная таблица

определение
кто устанавливает процессуальный
фильтр
возможность
заявления о фальсификации
УПК
РФ
любые сведения
(ст. 74)
суд, прокурор, следователь, дознаватель относимость, допустимость,
достоверность, достаточность
(ст. 88)
нет прямой нормы, но есть
ст. 271 – заявление и разрешение ходатайств (например, об исключении доказательств)
ГПК
РФ
сведения о фактах
(ст. 55)
суд относимость (ст. 59),
допустимость (ст. 60),
достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 3 ст. 67)
ст. 186 – заявление о подложности доказательств
АПК
РФ
сведения о фактах
(ст. 64)
арбитражный суд относимость (ст. 67),
допустимость (ст. 68),
достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 2 ст. 72)
ст. 161 – заявление о фальсификации доказательств
КАС
РФ
сведения о фактах
(ст. 59)
суд относимость (ст. 60)
допустимость (ст. 61),
достоверность, достаточность и взаимосвязь (ч. 3 ст. 84)
нет прямой нормы, но есть ст. 154 – разрешение судом ходатайств лиц, участвующих в деле,
+ ч. 2 ст. 77
КоАП
РФ
любые фактические данные
(ст. 26.2)
судья, орган, должностное лицо полученные с нарушением закона (ч. 3 ст. 26.2) нет прямой нормы, но есть право заявить ходатайство
(п. 6 ч. 1. ст. 29.7)

Из сравнительной таблицы видно, что установленный процессуальный фильтр не все сведения, поступающие от сторон, признает доказательствами по делу.

Если в материалы дела поступают сведения, не имеющие отношения к делу, то может иметь место ошибка в объекте, когда лицо, фальсифицирующее документы (сведения), полагает, что представляемые сведения имеют отношение к делу и могут повлиять на правосудие, что, по сути, выглядит как покушение на фальсификацию доказательств.

Если судебный представитель осознал всю пагубность своего деяния и в ходе судебного разбирательства согласился исключить представленные им сведения из числа доказательств, то в данном случае имеет место добровольный отказ от совершения преступления, и судебный представитель не подлежит уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ: согласно ч. 1 ст. 31 УК РФ, лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

В практике нередко возникает вопрос: должен ли судебный представитель проводить проверку достоверности документов, полученных от доверителя? Ответ содержится только в одном документе, а именно – в Кодексе профессиональной этики адвокатов, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года: согласно пункту 7 статьи 10 Кодекса, при исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки.

Указанная презумпция распространяется только на адвокатов. Возникает справедливый вопрос: как в подобной ситуации должен вести себя судебный представитель, не имеющий статуса адвоката? Такому судебному представителю приходится ориентироваться исключительно на здравый смысл и этику во взаимоотношениях с клиентом, поскольку считается неэтичным подвергать сомнению представленные клиентом сведения, за исключением тех, которые имеют явные признаки подчистки, подделки и нелогичны по своему содержанию.

Поскольку по ч. 1 ст. 303 УК РФ совершение преступления возможно только при наличии прямого умысла, то считаю, что не образуют состава преступления действия судебного представителя, который не знал и (или) не мог знать, что представляемые им сведения являются фальсифицированными. Узнав об этом факте (например, из заключения эксперта) и в последующем согласившись исключить представленные сведения из числа доказательств, судебный представитель избежит отрицательных правовых последствий.

Примеры из практики

Пример №1. Представитель предъявил в судебном заседании расписку и выписку по банковским переводам, обосновывая свои требования о взыскании с ответчика долга по договору займа. В судебном заседании ответчик сказал, что расписку не подписывал, и заявил о её фальсификации. Поскольку истец, в интересах которого действовал судебный представитель, не смог подтвердить, кем именно была составлена и подписана расписка, то судебный представитель в суде отказался от такого доказательства. Поменяв основания иска, судебный представитель далее настаивал на взыскании долга по нормам неосновательного обогащения, поскольку банковская выписка содержала достоверные сведения о денежных переводах.

В приведенном примере ответственности у судебного представителя очевидно не наступает, поскольку тот исходил из достоверности сведений, полученных от доверителя. Как только появились обоснованные сомнения в достоверности расписки, судебный представитель согласился в судебном заседании исключить этот документ из числа доказательств.

Пример №2. Представитель ответчика, защищая интересы работодателя, представил в судебное заседание подлинный экземпляр заявления работника об увольнении по собственному желанию. На основании указанного заявления был издан приказ о прекращении трудового договора с работником. Истец, оспаривавший своё увольнение, заявил о том, что данное заявление не подписывал, что документ является поддельным. После передачи материалов трудового спора в правоохранительные органы было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 303 УК РФ, которое в дальнейшем поступило в суд и было рассмотрено в особом порядке. Качканарский городской суд Свердловской области вынес в отношении судебного представителя обвинительный приговор по ч. 1 ст. 303 УК РФ, назначив наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей (дело №1-11/2017, приговор от 26 января 2017 г.)

Пример №3. Приговором Советского районного суда города Казани республики Татарстан от 30 марта 2016 г. по делу №1-235/2016 заявитель (истец) признан виновным по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Ему назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 400 часов. В ходе предъявления иска по гражданскому делу к страховой компании истец представил в суд сфальсифицированный акт выполненных работ и сфальсифицированный кассовый чек. Суд эти документы не принял в качестве допустимого доказательства, так как из ответа, поступившего от ИП на судебный запрос, следовало, что истец для приобретения запасных частей и проведения ремонта автомобиля к нему не обращался. При этом суд не принял во внимание доводы защиты о том, что уголовное дело подлежит прекращению ввиду малозначительности, а также довод о необходимости освобождения подсудимой от назначения наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80-1 УК РФ).

Из примера видно, что истец в судебном заседании настаивал на представленных им фальсифицированных доказательствах, однако это не привело к нужному для него результату. Недоведение до конца преступного умысла по гражданскому делу не помогло истцу впоследствии избежать ответственности по уголовному делу. Важно отметить, что судебный представитель, участвовавший в гражданском деле в интересах истца, не привлекался к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ.

Как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за фальсификацию доказательств: рекомендации

Приходится порой слышать рассуждения о том, что ч. 1 ст. 303 УК РФ содержит много неопределённостей. В связи с этим уместно процитировать Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 года №548-О-О, где сказано следующее: «Согласно статье 8 УК Российской Федерации основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом. Часть первая статьи 303 УК Российской Федерации, устанавливающая уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, не содержит неопределённости и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя».

Читайте также:  Справка из военкомата о прохождении военной службы

Чтобы уменьшить риск привлечения к ответственности добросовестных судебных представителей, предлагаю при получении документов и иных сведений от доверителя руководствоваться следующими простыми правилами:

  • перед получением подлинных документов визуально убедитесь, что они корректны и логически последовательны,
  • если выявляются расхождения и несоответствия – получите комментарий доверителя,
  • составьте акт приёма-передачи (реестр) подлинных документов,
  • если необходимо – исключите из акта (реестра) сомнительные документы, вернув их доверителю;
  • принимайте документы по акту (реестру), сначала внутренне убедившись, что они визуально корректны и логичны.

Какие правовые последствия наступят для судебного представителя, если обнаружится, что в дело представлено сфальсифицированное доказательство, во многом зависит от проявленной самим судебным представителем должной осмотрительности.

Статья опубликована в «Новой адвокатской газете» (№15 (272) // 1-15 августа 2018 года)

Дело в том, что ст. 303 УК РФ имеет существенные изъяны, затрудняющие предмет и процесс доказывания. О сложностях применения данной нормы закона свидетельствует статистика Верховного суда РФ.

В 2016 году приговор суда по всем частям ст. 303 УК РФ состоялся в отношении 100 лиц. Всего приговоры по преступлениям против правосудия постановлены в отношении 10 689 лиц (менее 1%). Напомню, в главу 31 УК РФ (преступления против правосудия) входят 24 действующих нормы, и сама ст. 303 УК РФ, входящая в данную главу, существует со времен введения в действия УК РФ.

Рассмотрим проблемы, затрудняющие процесс доказывания.

Все начинается с объективной стороны – отсутствие в Уголовном кодексе РФ, постановлениях Пленума Верховного суда РФ и прочих официальных источниках единообразного определения фальсификации. Законодатель не расшифровывает, что такое фальсификация в ст. 303 УК РФ. Не секрет, что расшифровка тех или иных действий, указанных в диспозиции, присуща множеству норм особенной части УК РФ. О фальсификацию ни слова.

Следующий резонный вопрос: фальсификация – это только действия? Или она может иметь место в форме бездействия?

Яркий пример – активные действия по изготовлению подложного документа или искажения содержания документа выполняет лицо, не осведомленное о намерении использования указанного документа в качестве доказательства по гражданскому делу, либо лицо, не являющееся субъектом преступления. Представляет же фальсифицированное доказательство в суд уже иное лицо, являющееся субъектом преступления. Получается, что лицо достоверно знает о подложности данного доказательства, но каких-либо действий по изготовлению или искажению содержания доказательства не совершает. Наступает ли ответственность по ст. 303 УК РФ в этом случае? Существует различная судебная практика, но единообразное толкование Верховного суда РФ на этот счет отсутствует.

Отсюда вытекает другая проблема – в определении субъекта преступления. Ч. 1 ст. 303 УК РФ четко выделяет в качестве субъектов при фальсификации доказательств по гражданскому делу лицо, участвующее в деле, или его представителя. На практике установить, кто же сфальсифицировал доказательство, ровно как располагали ли субъекты информацией о подложном характере доказательства, крайней затруднительно. Зачастую действия по изготовлению или искажению доказательства совершены не субъектом данного преступления.

Третья проблема: что есть фальсификация для законодателя? Искажение формы или искажение содержания, может, то и другое? Опять же, единообразной судебной практики нет. Один пример – изготовление доказательства порочного по форме (подделки подписей, печатей, датирование документов, не соответствующее реальной дате и пр.), скажем, при утрате подлинного доказательства при условии, если содержание изготовленного и порочного по форме доказательства не искажено по отношению к существовавшему ранее доказательству. Вновь не понятно, будет ли иметь такое дело судебную перспективу.

Есть мнение, что к фальсификации можно относить и заблаговременное уничтожение документов или любых сведений с целью недопущения использования их в дальнейшем в качестве доказательств в судебном процессе. Опять же, единообразная судебная практика отсутствует.

Следующая проблема – фальсификация доказательств по делам, находящимся в производстве третейских судов, которые, как известно, не входят в судебную систему Российской Федерации и, следовательно, не осуществляют правосудие. Ст. 303 УК РФ является преступлением против правосудия. Вместе с тем на основе решений третейских судов судами, уже входящими в судебную систему, выдаются вполне реальные исполнительные листы.

Только указанные выше факты отбивают какое-либо желание у правоохранительных органов расследовать указанную категорию дел, поскольку закрадывается тень сомнений относительно судебной перспективы.

Второй пласт проблем – в установлении подлежащих доказыванию обстоятельств.

По указанной категории дел наличие вещественного доказательства имеет принципиальное значение: следствию (для доказанности вины) и суду (для постановления приговора) недостаточно сведений, отраженных в решениях или определениях арбитражных судов, или судов общей юрисдикции, по гражданским делам.

Даже при установлении последними факта фальсификации доказательств. Указанные решения судов по смыслу ст. 90 УПК РФ обладают преюдициальным значением, но требуют от следствия установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, в рамках процедуры, регламентированной УПК РФ, поскольку предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, специфику и процессуальные правила доказывания по соответствующим делам. (Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В. Д. Власенко и Е. А. Власенко»).

Часто вещественное доказательство требуется для производства судебной экспертизы в рамках уголовного дела, поскольку в рамках рассмотрения гражданских дел судебные экспертизы, установившие факты фальсификации, не могут быть признаны в качестве судебных экспертиз по уголовным делам, потому как получены не в соответствии с требованиями УПК РФ. Таких экспертиз недостаточно для вывода следствия и суда по уголовному делу о доказанности факта фальсификации доказательства. Любые документы из гражданского дела, включая судебные экспертизы, могут лишь использоваться как иные документы в соответствии со ст. 84 УПК РФ.

Однако с вещественными доказательствами на практике возникают серьезные проблемы, ставящие крест на дальнейшей судебной перспективе уголовного дела. Зачастую суды, сами устанавливая факты фальсификации доказательств, выдают сторонам подлинники документов даже при наличии соответствующих писем от правоохранительных органов, ссылаясь на невозможность отказать стороне в выдаче оригиналов документов.

Еще одна процессуальная сложность – момент возбуждения уголовного дела. С одной стороны, УПК РФ не устанавливает специальный порядок для возбуждения уголовных дел указанной категории. С другой – для возбуждения уголовного дела необходимы поводы и достаточные основания, указывающие на признаки преступления, какими являются решения судов, установившие факт фальсификации.

Вот и получается, что пока «правоохранительная машина» дождется вступления в законную силу судебных решений, пока проводится доследственная проверка, оригиналы спорных документов возвращаются стороне.

Таким образом, указанная норма может стать рабочей, только после внесения в нее изменений:

– установления на законодательном уровне определения фальсификации;

– разделения действий (указанных в диспозиции ст. 303 УК РФ) на сами действия по фальсификации доказательств и по использованию заведомо сфальсифицированных доказательств в суде, расширения субъектного состава данного преступления.

Кроме того, Верховному суду РФ понадобится разъяснить проблемы, связанные с применением указанной нормы. Давайте зададимся вопросом: не получим ли мы многочисленные злоупотребления со стороны правоохранительных органов и череду «заказных» уголовных дел, если эта норма заработает в полную силу?

Может быть, пусть лучше висит она «дамокловым мечом» и применяется лишь в исключительных и вопиющих случаях.

«>

Ссылка на основную публикацию
Уменьшение цены договора по 223 фз
Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения...
Травматический пистолет без лицензии ответственность
МОСКВА И МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ И ЛЕНИГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ: РЕГИОНЫ, ФЕДЕРАЛЬНЫЙ НОМЕР: Травматическое оружие без лицензии — ответственность за незаконное хранение...
Транзит через ригу нужна ли виза
Большинство путешествий не обходятся без пересадки на самолете. Как правило, так билеты получаются дешевле, а у вас появляется возможность посмотреть...
Умный счетчик воды с обменом данными
Что такое «умные» счетчики воды? Более правильно называть «умный» счётчик автоматизированной системой передачи данных показаний прибора учёта воды. Для подключения...
Adblock detector